Две луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Две луны » Фанфикшен » All by myself Аи но кусаби. NC-17, Ясон-Рауль


All by myself Аи но кусаби. NC-17, Ясон-Рауль

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Авторы: Sizuna, Свобода тела
Бета: Ирис Оффтоп: (совершенно наглый редактор)
Пейринг: Ясон-Рауль, Рики не забыт)
Рейтинг: почти НЦ-17
Дисклаймер: после Дана Бан, романс, блонди это блонди.

Примечание редактора: смею думать, что написано вследствие прочтения моего текста, авторы не сопротивляются)

0

2

- Вставай, Ам! – мальчик с ясно-голубыми глазами озорно улыбался и протягивал Раулю руку.
А Раулю было очень больно, потому что из содранного колена сочилась кровь. А ещё Раулю было стыдно. Он споткнулся на бегу, упал, испачкал и порвал форменные брюки. Теперь его накажут. Первое - за неподобающее поведение на прогулке. Второе - за неповиновение.
Он прекрасно слышал приказ воспитателя прекратить бегать, но игнорировал его, потому что не имел права остановиться, потому что не мог позволить, чтобы задира Минк догнал его.
Утром, ещё за завтраком, неподражаемый провокатор, голубоглазый Ясон, перегнувшись через стол, прошипел на ухо Раулю, но достаточно громко, чтобы это могли слышать другие.
- Ам - слабак!
- Я не слабак!- парировал тот.
- Слабак! Я догоню тебя на прогулке в парке!
Уловив суть разговора, вокруг тут же образовались две группы поддержки – «Рауль Ам» и «Ясон Минк».
Пример для подражания в поведении гордо ответил:
- Я не поддаюсь на провокации – на прогулке бегать запрещено.
- Трус!
- Я не трус!
- Трус и слабак!
Обида и поруганное чувство собственного достоинства взяли вверх над благоразумием:
- У тебя ноги коротки догнать меня!
А Минку только этого и было надо.
- Попробуй удрать от меня! Струсишь – все будут знать: Ам – трус и слабак!
И вот, чтобы доказать Минку преимущество, в котором совсем недавно никто не сомневался, даже он сам, Рауль мчался через весь парк, как кар без тормозов. В ушах свистел ветер, а голос разума затмевал пламенный восторг: «Никто не в праве называть меня трусом, тем более этот выскочка Минк!»
Как глупо! Теперь, сидя на земле с разбитым коленом, глядя снизу вверх на улыбающегося Ясона, Рауль понимал всю нелепость своего поведения. Ради чего он побежал? Ради этого упоительного чувства? Зачем? Чтобы нажить себе неприятности? А вот голубоглазого мерзавца замечания воспитателей, похоже, вовсе не волнуют! Он улыбается!
- Ну, ты и бегаешь! Если бы ты тут не растянулся – я бы не догнал тебя! Вставай, Ам! – Ясон протягивал Раулю руку, так как дают ее только равному себе. Ещё не веря, что он это делает, Рауль ответил на рукопожатие, встал на ноги и… проснулся.
«Сон. Подумать только! Мы были детьми, но я хорошо запомнил урок – на колене до сих пор остался шрам. Все эти годы, с того самого дня, когда я протянул Минку руку, меня не оставляет чувство, что я был обманут. Может, даже самим собой. Игра в догонялки слишком затянулась…
Первое рукопожатие, первый поцелуй (он же и последний), первая ложь, последняя ложь, первая боль, последняя боль.
Результат: одиночество. Дана-Бан»
Рауль встал, надел халат, подошёл к постоянно включенному ноутбуку и отправил письмо, которое он написал вчера вечером и отправлять не собирался никогда:

03.09.0XX, 07:34, "Ясон Минк" <mink.x@ray.amoi>:
--
Клиника "Longévité". Стволовые клетки от ведущих правительственных лабораторий http://longévité.amoi/

Ясон… Ты ушёл. Вопреки всему – здравому смыслу, моей скрытой мольбе не совершать непоправимую ошибку. Столько лет прошло…
Я, как тогда, смотрю в окно и вижу не панораму города, а взметнувшееся в чёрное небо пламя и отражение своего лица в стекле.

Я силюсь представить, как это было. Ты в отчаянном рывке пытаешься защитить его, и вас обоих накрывает обрушившимся сводом? Был ли твой монгрел в последнюю минуту рядом или вам не хватило сантиметра, чтобы сцепить пальцы в предсмертном прощании?
А, может, ты спокойно смотрел в его глаза, полные боли, страха и отчаяния, зная, что вам не выбраться из-под обломков, и вы погребены в подземелье заживо? Считал ли ты секунды до последнего взрыва, который оборвёт его и твоё дыханье и, наконец, соединит вас в смерти? Ждал ли ты этого последнего мига, как избавления от сомнений разума, терзаний плоти, мук ревности, когда уже ничто(,) и никто не запретит тебе держать его в своих объятиях, даже он сам?
Ответь мне, Ясон.

<подпись включена>
Рауль Ам
Советник первого Консула Амои

03.09.0XX, 19:00, "Рауль Ам" <am.x@ray.amoi>:
--
Дроиды "Puppe" - лучшие дроиды http://puppedroids.amoi/

Второе, Рауль. Только в глазах Рики не было ни страха, ни боли. Катце дал нам "Черную луну". Разве он не сказал тебе, когда вы собирали меня по запчастям? Жаль, что я не видел этого - мой непослушный фурнитур, и вдруг слушается кого-нибудь, кроме меня. Наверняка потешное зрелище.
Я не хочу говорить о Рики, Рауль, запомни - не с тобой. Никогда не стремился к этому, и не собираюсь начинать. Для меня ничего не изменилось, пойми.
А вот о чем думал ты, когда воссоздал меня? Мог ли ты предвидеть, что сожаление о содеянном станет медленно убивать меня? Где уж тебе! Свою привычку сначала делать, а потом думать, ты с детства гордо именовал эмпирической методикой познания и ловко маскировал под научные эксперименты.
И все-таки мог ли ты предвидеть? Надеюсь, что нет. Ты не можешь быть настолько жесток. Это моя прерогатива.
И коль скоро я упомянул твои изыскания, поясни.
Что за проект ты подал о химической катеризации, что весь ученый совет поднялся на дыбы?

<подпись включена>
Ясон Минк
первый Консул Амои

03.09.0XX, 21:30, "Ясон Минк" <mink.x@ray.amoi>:
--
"Тысяча и одна ночь" - лучшие петшоу Амои http://1000&1.amoi/

Ох… Ясон…Я-то, глупый, питал, хоть и слабую, но всё-таки надежду, что погрешность в генетическом коде клона, ну ты же знаешь, плюс-минус1-2%, хотя бы на йоту, но изменит тебя. Увы, мне! Ты всё такой же. Прежний Ясон, который слушал, но не слышал меня, который смотрел, но не видел меня.
Кто тебе сказал, что я хочу говорить с тобой о Рики? Я? Нет. Ты ошибся. И прошу тебя, читай внимательно, а не с долей небрежной иронии, свойственной тебе в общении со мной, и попытайся отнестись серьёзно.
Твой монгрел меня не интересует. И для меня тоже ничего не изменилось. Как и много лет назад я тщетно пытаюсь достучаться до тебя. А для тебя по-прежнему остаются загадкой мои мотивации. Иначе ты не задавал бы мне таких глупых вопросов. Ты даже подозреваешь меня в преднамеренной жестокости. Даже сарказм тут неуместен.
Отвечаю на твой вопрос. Воссоздавая тебя, я думал о тебе. Я не переставал сокрушаться, как ты прогадал! На что ты променял свою жизнь? Как безобразна, бездарна, лишена всякого смысла была твоя смерть!
А ещё я думал о себе. О том, что без тебя моя жизнь превратилась бы в полную бессмыслицу. Она потеряла бы всякое значение. Я не смог бы жить без тебя.
Банально? Правда? Прямо-таки вижу сейчас ухмылку на твоём изумительно красивом лице. Она очень тебе идёт. И твоему статусу с твоей прерогативой.
А что касается моих изысканий, то не стоит придавать значения мышиной возне вокруг каждого моего чиха, Ясон. Это первое. Второе. Тебя неправильно информировали о предмете разногласий в учёном совете. Что тут поделаешь? Пресловутый испорченный эосский телефон. Увы, сплетни порождают ещё более нелепые слухи. Но, если тебя всё же интересует, из-за чего разгорелся весь сыр-бор, я напишу об этом в следующем письме.

<подпись включена>
Рауль Ам
Советник первого Консула Амои

03.09.0XX, 00:00, "Рауль Ам" <am.x@ray.amoi>:
--
Биоматерия "Lively" http://livelybio.amoi/

Узнаю твою манеру маскировать одну бестактность другой. За все наши годы я так и не понял, это характер или попытки произвести впечатление на меня.
Как бы то ни было, я впечатлен. Ты еще большая загадка, чем, по твоему мнению, я, Рауль.
Слушай, а не пошел бы ты? Так сказал бы Рики.
Мне понадобилось покалечить себя, чтобы он подумал обо мне в желанном ключе, и мне понадобилось умереть, чтобы ты понял, что тебе меня не хватает.
Так чем ты лучше монгрела, которого так ненавидел, а, Рауль? Ему не приходило в голову, что это тело можно восстановить, поэтому перед лицом гибели он хотя бы не молчал. Ты же так и будешь, как я понимаю, искусственно стимулировать вторые шансы, чтобы вновь и вновь упускать их? Твоя пресловутая мотивация останется за семью печатями?
Не то, чтобы я не догадывался, что к чему, но я принципиально не имею дел с трусами, Рауль.
Ты спрашивал, что в Рики такого особенного... Чего нет в тебе, (подразумевалось,) я полагаю? Он прямо говорил, что у него на уме, пускай этого ума там одна извилина, и тем не менее.
Я скажу тебе одну очень неприятную вещь, потому что я больше не могу носить в себе эту боль. Ты во всем виноват, только ты.
Если бы ты пришел раньше и сказал, что не можешь жить без меня, Дана Бана не было бы. Ничего не было бы. Даже Рики.
А теперь слишком поздно.
Что, страшно, господин корректор? Первый блонди Амои дефективный? Я думаю, эта погрешность, о которой твоя печаль, напрямую связана с жизнедеятельностью. От нее не так-то легко избавиться. (Думаю,) Юпитер потому и не забраковала меня, что этот самый дефект каким-то непостижимым образом содействует выполнению возложенных на меня управленческих функций. Трепещите, граждане, ибо над вами поставлен фрик!
Я фрик и фейк, дорогой Рауль, я кто угодно, только не ледяной идол, которого ты себе придумал. Извини, если разочаровал. Да, действительно, лучше тебе не знать, какой горячей бывает моя кровь. Кроме закаленного цересского монгрела этот жар вряд ли кто-нибудь выдержит.
О, естественно, я ухмыляюсь! Как еще мне реагировать на твое неизменное хамство поздно оперившегося птенца? В этой ситуации меня радует только то, как медленно ты стареешь.
Учти, я буду следить за каждым твоим чихом, нравится тебе или нет. Для этого у меня есть полномочия и собственное желание. Неужели так сложно принять то, что твоя судьба мне небезразлична, скажи, Рауль?!

<подпись включена>
Ясон Минк
первый Консул Амои

04.09.0XX, 00:00, "Ясон Минк" <mink.x@ray.amoi>:
--
"Besser" - лучший питомник Амои. Самые экзотические петы! http://puppedroids.amoi/

                                                                                    ****

Ясон – Ясон… Мне удалось-таки произвести на тебя впечатление, пусть даже путём завуалированной бестактности. Но ведь мы с тобой не на дипломатическом приёме, правда, где вымеряются эмоции и взвешиваются слова? Я опрометчиво позволил себе излить душу. Прости, что в очередной раз заблуждался.
Оперившийся птенец забыл, что он недавно вылупился из яйца. Стремительный полёт вниз на неокрепших крыльях познаётся сполна только тогда, когда ощущаешь скорость падения и силу притяжения.
Мне не страшно, Ясон. И я никогда не был трусом. Мне больно. Больно каждый раз падать в нелепой надежде взлететь, с иллюзией, что за спиной есть крылья, а оказывается, это всего лишь нераскрывшийся парашют.
Фейк. До фрика мы ещё доберёмся. Подожди.
О каких шансах ты говоришь, Ясон? Ты не давал мне ни первого, ни второго, ни последнего шанса. Я всегда видел только твою удаляющуюся спину. Эта привычка и сыграла с тобой роковую шутку – ты остался один.
Твой покорный слуга не такая уж неразрешимая загадка, господин Фрик. Чтобы её разгадать, нужно всего лишь повернуться к ней лицом. Может быть, ты увидишь в ней своё собственное отражение, как в зеркале? Ну, кто из нас дефективный?
К тому же я тщеславен, и твоё пристальное внимание к моей персоне даже польстит моему профессиональному самолюбию. Но на этот раз советую тебе держаться подальше от эпицентра взрыва.
Твоя репутация этого не вынесет. Она и так дала трещину много лет назад по известной всем причине. Не хватало тебе связываться со скандальными сотрудниками, хоть ума у них больше, чем одна извилина.
<подпись включена>
Рауль Ам
Советник первого Консула Амои

05.09.0XX, 02:34, "Рауль Ам" <am.x@ray.amoi>:
--
Посетите второй межпланетный аукцион "Petmaster" http://petmaster.amoi

                                                                                          ****

Трущобный лексикон и просторечные выражения давно меня не смущают, а Моя репутация - не твоя забота, сколько раз я должен повторить, чтобы ты наконец-то понял?
Знаешь, что самое удивительное в тебе? Каждый раз, когда я делаю шаг вперед, ты делаешь два шага назад. Но когда-нибудь пятиться станет некуда, и я окажусь очень близко. Подумай, что ты станешь делать тогда, Рауль!
Ты так упоенно рассуждаешь о падении! Да что ты об этом знаешь? Слова-слова.
Я вижу, я надавил на больное. Прости меня. Не стоит считать, что смысл моей жизни заключается в том, чтобы достать тебя, но так, возможно, оно и есть.
Однако, это слишком хорошо, чтобы быть правдой, и я не хочу, чтобы ты в очередной раз во мне разочаровался. Ненависть - такое прекрасное чувство. Простое, понятное, и что ценно - взаимное.
Почему же я не могу ненавидеть тебя, как ты думаешь? Но ты не думаешь, ты ведь уже все придумал! Ты - белыми, я - черными? Помнишь, когда в последний раз мы играли в шахматы? Ты пах розовым вином, но держался изо всех сил - даже смог отобрать у меня одного ферзя, прежде чем я поставил мат. Потому что я не за игрой наблюдал, а за тобой. У тебя разгорелись щеки после очередного пет-шоу. Мне ужасно хотелось тебя поцеловать. Готов поспорить, ты сидел там и представлял, глядя на весь их совокупляющийся зоопарк, как я делаю это с Рики.
Спросил бы у Катце, у него наверняка завалялись записи - этот рыжий хитрец просто кладезь изобретательности. Но он не будет становиться в позу, в отличие от тебя, хотя откуда тебе знать, я и забыл, ты не общаешься с фурнитурами. Вероятно, при всей своей брезгливости и преданности Юпитер, ты обходишься без кофе по утрам, чтобы лишний раз не вступать в контакт с деклассированными элементами?
Чем еще объяснить влажный блеск твоих глаз, всякий раз, когда я смотрю в них? Проверь зрение, Рауль Ам. Это приказ. Твое здоровье меня беспокоит.
Да, ты прав, много лет прошло, а я по-прежнему боюсь поверить в жизнь после смерти. Почему я не могу ненавидеть тебя? У нас хотя бы была ненависть! А так?

<подпись отключена>
Твой фейк.

Постскриптум:
До фрика мы ещё доберёмся? Значит, есть, куда расти?»

06.09.0XX, 00:00, "Ясон Минк" <mink.x@ray.amoi>:
--
"Petclinic#1" - номер один в лечении петов http://#1petclinic.amoi/

Действительно, Ясон…
А что у нас есть с тобой?
Запахи.
Звуки.
Полуслова.
Полутона.
Полу-жизнь.
Полу-смерть.
Полу-любовь.
Полуявь.
Полусон.
Полу-ненависть.
В шахматы игра.
Белое поле.
Чёрное поле.
Шаг вперёд.
Два назад.
За спиной стена.
Ты, думаешь, всему виной моя близорукость, а, Ясон?

<подпись отключена>
Твой… я твой кто, Ясон…?

Постскриптум:
Прости за неудавшуюся попытку стихосложения.

07.09.0XX, 04:04, "Рауль Ам" <am.x@ray.amoi>:
--
"Mélancolie" - апартаменты лучше только в Апатии http://mélancolie.amoi/

Большое видится на расстоянии, Рауль. Быть может, в близорукости все (и) дело.
Странно. Ты всегда был силен в риторике, но исключительно на обобщенные темы. Лирика тебе не давалась никакая, кроме гражданской. Я еще в школе заметил эту прямо пропорциональную зависимость: чем больше страдает возвышенность слога, тем больше в твоих стихах личного.
Не нравится видеть мою спину? Ну надо же! А я-то думал, у меня прекрасный вид сзади!
Позволь заметить, что ты ко мне несправедлив. Я намного добрее, чем мог бы быть. Я не напоминаю, что это я жил с монгрелом, зная, что это может тебя расстроить, и не спрашиваю, почему чистенький ты откуда-то нахватался грязных словечек.
Ты мой глупыш, Рауль, но по иронии судьбы расплачиваемся мы оба. Так должно быть. Если у двоих что-то не получается, они в равной степени виноваты. Правда в том, что мы повязаны задолго до того, как становимся друг другу кем-то, и не мы выбираем, с кем идти в одной связке, как бы нам этого ни хотелось.
В этом смысле мне до боли жаль Рики. Он столько сделал для того, чтобы предотвратить неизбежное, но тщетно. Да, Рауль, похоже, действительно, это не я фейк, а ты.
Я же немного устал от всего этого, поэтому говорю, как есть. Я люблю тебя, да. И всегда, наверное, любил. И Рики я любил со всей страстью, на какую был способен,как избавление от предопределенности, как надежду на свободу выбора. Потому что он пришел ко мне сам.
Парное существование - суть то же партнерство, которое мать-создатель пыталась модифицировать в социальное. Безрезультатно - природа взяла свое. В этом аспекте наш геном вообще не выдерживает никакой критики, должен тебе заметить. И как мой Советник и научное светило ты должен был бы что-нибудь предпринять, чтобы исправить положение.

Но об этом позднее. Сейчас я веду к тому, что в каждой паре априори
существует ведомый и ведущий. Я не умею быть ведомым, Рауль. Мне не положено той же природой моего генома, заложенного Юпитер. Следовательно, ты должен был стать первым, кто признает существование связи, но тебе никогда не хватило смелости. Потому что я нарушил правила и не особо заботился о стимуляции. Это была проверка, достанет ли тебе духу. И ты не справился. Говорить о своих чувствах при перспективе отказа совсем не то же самое, что озвучивать очевидное, я понимаю. Но понимаешь ли ты? Очевидное не нуждается в обнародовании!
А вот чего я действительно не могу понять, так это того, как вышло, что монгрел превзошел блонди в понимании.
Мне стыдно, что я предназначаюсь тебе, Рауль. Прощай. Не пиши мне больше.

<подпись включена>
Ясон Минк
первый Консул Амои

***

Вернувшись с Дайгор, Ясон в Эосе не появился. Вместо этого он заперся в своих любимых апартаментах. Не иначе решил предаться сладостным воспоминаниям о том, как монгрел вылизывал ему сапоги перед «бизонами».
Рауль тоже уединился. Только он перечитывал письма, а не вспоминал унижение монгрела.
… Слово «Прощай…» - такое безнадёжное и непоправимое, как смерть. Строчки письма расплывались перед глазами, размытые тонкой линзой навернувшихся слёз. Рауль встал из-за стола, метнулся к окну. Апатия спала мирным сном, и блонди снова видел отражение своего лица в стекле.
-Ясон… Ясон…
«Мне стыдно, что я предназначаюсь, тебе Рауль».
- Нет… Это неправильно… Так не должно быть…

Рауль ворвался к Консулу без предупреждения, сметая всё на своём пути. И фурнитура, пытающегося преградить ему путь...
- А теперь объясни мне, Ясон, что значит твоё "прощай" после признания в любви!
Минк оторвался от каких-то бумаг. Он выглядел усталым, в чем легко мог удостовериться, мельком взглянув в зеркальную поверхность стола. Но первый Консул и так это знал. Время ужасно – немилосердно - медленно. Оно должно утекать сквозь пальцы, но вязнет вдруг, липнет перепонками, подтачивает потихоньку прекрасное тело блонди, во всем остальном, однако, категорически отказывается следовать установленным правилам.
"Бежать? – возмущенно вопрошает время внутренним голосом Минка, подозрительно напоминающим одного монгрела. - От кого бежать?"
"Я схожу с ума, - понял Ясон. - Нужно взять себя в руки".

- Ты неожиданно, Рауль. Может, кофе?
Рауль видел, но не верил своим глазам - Консул едва стоял на ногах, продолжая бессмысленно перекладывать с места на место какие-то бумаги, и, казалось, он совершенно не слышал вопроса. Или проигнорировал?
- Кофе?! Мне не нужен кофе! Ясон, я ведь спросил тебя о чём-то! Ясон! Что с тобой?!
Вопросы отлетали от Ясона, как пули от защитного поля. Он был помещен в вакуум под названием "Первый Консул Амои", но Минк не был бы Минком, откажи он себе в удовольствии насмехаться.
- Садись, Рауль, в ногах правды нет. Рассказывай, как докатился до такой жизни? Врываешься без доклада…
- Ты что - пьян? А-а ты просто в своём репертуаре. Очередной чудесный спектакль театра одного актёра?
Ясон сел первым, как учитель в школе, подающий ученикам безмолвный пример. Как назло, у него была бессонная ночь - не первая и далеко не последняя по счету на этой неделе.
Согласно результатам проверки дела на Дайгор шли очень плохо, но это было ничто в сравнении с тем, что внешняя экономика Амои трещала по швам. Высококачественные товары стоили дорого, вследствие чего не выдерживали конкуренции с более дешевыми аналогами - вот Вам и долгожданная экспансия! Да ничего подобного! Черный рынок и теневой бизнес пока спасали положение, но надолго их ресурсов не хватит. Все это директивное управление, кому оно к черту надо? Почему нельзя было посадить пару-тройку смышленых сильверов на местах? Или даже блонди? Должен ли был он, Консул, мотаться туда-сюда, как проклятый? Так уж ли это необходимо? И эта интеграция. Куда? Во что? Сродни глаголу "вляпались", который Рики применял неоднократно по отношению к любимому блонди – Ясон запомнил. Юпитер хотела задавить интеллектом – больше нечем: превратить федерацию в конфедерацию, установив свою власть посредством дипломатических переговоров и экономической экспансии. Вполне реально. Вполне. Но не похоже, чтобы при этом учитывалась такая особенность подобных образований как нестабильность…
Все реформы должны идти снизу вверх - глядя на своего строптивого монгрела, Минк не раз об этом подумывал. Если бы подчиненные имели больше возможностей к самовыражению, эта их потребность была бы удовлетворена, агрессия - сублимирована во благо цивилизации. Угрозы бунта как таковой в этом случае не возник(а)ло бы в принципе.
"Куда смотрит создатель? Юпитер сходит сума. Я схожу с ума. Я скучаю по Рики. Я скучаю по Рики? Кого я обманываю?.."
На самом деле Юпитер знала, что делает. И Минк знал, что она знает.
Иметь развитой административный аппарат, оказалось, очень удобно. Чтобы потом обвинить элиту в неизбежных негативных последствиях интеграции – удобнее не придумаешь.

Ясон думал, должен ли он отпустить растерявшегося фурнитура. А еще он боялся поднять глаза на друга и сорваться, как бывало не раз. Поэтому господин первый Консул Амои смотрел невидяще прямо перед собой и соединял пальцы рук подушечками друг к другу.
- Я хочу, чтобы ты ушел, Рауль, - мягко сказал он, - мне казалось, я предельно четко выразился в письме?
Он все-таки поднял глаза; черный лед зрачков был холоден и бесчувствен. В этом взгляде не было даже гнева, перегоревшие остатки которого, однако же, слышались в голосе:
- Пошел вон из моей жизни!
Рауль, наконец-то сел в кресло, тупо улыбаясь. Ему казалось, что это очередной его кошмарный сон, в котором Ясон или насилует его, или смеётся ему в лицо после неловкого поцелуя. В этом сегодняшнем сне Рауль просто чувствует себя идиотом, раздетым посреди оживленного перекрёстка. Люди оборачивались на него, а некоторые делали вид, что ничего не происходит. Ужас....
- Я, пожалуй, не откажусь от кофе, - сказал господин Советник Консула испуганному фурнитуру.
К его собственному недоумению голос Рауля был вполне спокоен. Фурнитура как ветром сдуло. Тогда Рауль обратился к Консулу, твёрдо и решительно:
- Я никуда не уйду, Ясон.
- Почему? - нижняя губа Минка дрогнула, и он в отчаянии ее прикусил. - Почему ты не можешь просто оставить меня в покое? - какое-то время Ясон молчал, вцепившись в волосы, как будто готов был их вырвать, затем тяжко вздохнул. - Хорошо, мне все равно, но я не могу еще и тобой сейчас заниматься, слушай! Одни сплошные ясли вокруг! Я как Консул тебе приказываю, можешь ты это понять? Ничего личного. Просто уйди.
Рауль встал, настала его очередь обречённо вздыхать:
- Ясон, ты сейчас сам себя ведёшь, как ребёнок. Ничего личного, говоришь? Знаешь, я ведь тоже устал от всего этого…
Перегнувшись через стол, Советник неловко поцеловал Консула в губы, первым отстранился от него и сказал:
- Я люблю тебя, Ясон, веря и надеясь на взаимность, несмотря ни на что. А, теперь скажи, что это неправда. И тогда я уйду.
- Правда, конечно. Только толку мне с этого?
Фурнитур принес кофе. Рауль опустился обратно в кресло. Какое-то время Ясон смотрел на белое облачко пара, кружащее над фарфоровой чашкой, затем жестом отпустил фурнитура, застывшего в почтительном полупоклоне. Тот вышел, пневматическая дверь за ним с шипением закрылась.
- Ты все делаешь не так, - сказал Ясон, позволяя усталости взять верх над самообладанием, - Не вовремя и не к месту. И тем самым ужасно раздражаешь меня, Рауль, но почему-то я не могу отказаться от твоего общества... Ты - мой Советник, я не смогу тебя никем заменить просто так, по прихоти. Не сейчас. Ситуация и так уже проблемная дальше некуда, чтобы осложнять ее еще больше, - Консул молчит, формулируя мысль. - Я вот о чем подумал... Когда-то ты считал меня своим другом. Для друга сделаешь? Откорректируй меня? Сотри!
- Я не ослышался?! - в недоумении и ужасе повышает голос Рауль. - Ты с ума сошел, Ясон! Если я не сделал этого в свое время по приказу Юпитер, почему ты думаешь, что я сделаю это теперь?!
Воспоминания о поцелуе отложились в памяти.
Узкие губы на ощупь, как на беду, оказались именно такими, какими Ясон их себе представлял. И кровь прилила к сердцу вдвое быстрее - опасная дисфункция, ошибка программы. Так не должно было быть ни с кем, кроме... Кроме того, того, которого уже давно нет в живых.
- Потому что я тебя об этом прошу, Рауль? Или, может быть, потому что именно ты виноват в том, что возникла подобная производственная необходимость?
Лицо Рауля мгновенно каменеет:
- В таком случае, нам обоим необходима нейрокоррекция. Хоронить тебя дважды - уволь.
Конечно же, реагировать следовало быстро - с одной стороны, ТАКОЕ не забывается, с другой - с подобным багажом не живут, а маются. Нет, с Ясона хватило Рики. О перспективах нейрокоррекции Консул впервые всерьез задумался сразу же после реабилитации, но тогда отбросил эту мысль. Предпочел спасительному забытью угрызения совести в отношении любимого пета. Однако теперь... Что ж, похоже, с годами коррекция становилась все более и более привлекательной…
- Я настаиваю, - заявил первый Консул спокойно. - Ты должен понимать, что это - единственный выход из сложившейся ситуации.
- Если ты ещё раз что-нибудь подобное скажешь, я ударю тебя, Ясон, и мне плевать, что ты будешь ходить с разбитым лицом. Трус. Тряпка.
- Это ты мне говоришь? – разозлился Ясон, - ТЫ? МНЕ? Паршивец! - он выплюнул последнее слово с какой-то невероятной четкостью, будто смакуя. И вместе с тем, как левой скулы Советника коснулся правый консульский кулак, на смену вспыхнувшей ярости пришло чудовищное опустошение, граничащее с облегчением. Тело Ясона стало невесомым и поплыло... поплыло… как щепка, увлекаемая быстрым потоком.
Реакция Руля была мгновенной. Он легко ушел от удара, перехватил руку Консула за запястье, Ясон бил куда-то в пустоту, - вывернул её за спину, свободной рукой сбросил на пол все бумаги и документы со стола и прижал Консула животом к столешнице:
- Я напомню тебе строки из твоего письма, любимый. Мне очень нравится твой вид сзади. Мне бы хотелось, чтобы ты оставался в таком положении столько, сколько мне потребуется, чтобы показать, как ты заблуждаешься насчёт меня.
- Ты похож на слепого котенка, Рауль. Может, есть смысл завести парочку? Взгляд со стороны бывает полезен, - голос Минка по-прежнему был спокоен. - Действуешь наугад, не в силах понять, что от тебя требуется, натыкаешься на преграды, расшибаешь лоб в кровь... Ты всегда был слишком увлечен наукой. Помнишь, твоя извечная сосредоточенность раздражала сверстников? Так вот меня она восхищала. Правда, недолго. А сейчас ты делаешь мне больно. Отпусти мою руку, пожалуйста.
Рауль как будто не слышал этот вкрадчивый голос:
- Не больней, чем пикироваться с тобой на словах, Ясон. Сделай милость, не мешай мне доставить тебе удовольствие.
- Как всегда, все портишь, ну что с тобой делать?
- Просто не мешай мне, пожалуйста.
Консул всхлипнул, так как руки Советника пробрались под тунику, закрыл глаза и постарался расслабиться. Ну не звать же охрану, в самом деле? Стало быть, смириться с неизбежным?
- Отлично, Рауль. Только поторопись. Я должен закончить к утру с этими бумагами - теми самыми, с которыми ты обошелся так неаккуратно. И тогда я буду свободен, чтобы убить тебя. Надеюсь, ты помнишь, друг мой, что есть оскорбления, которые не прощают?
Рауль ослабил хватку, чтобы Ясон сам мог выдернуть руку из кольца его пальцев, но пальцы не разжал:
- Мне показалось, Ясон, что ты несколько нездоров, и я решил проверить, как ты отреагируешь на моё неадекватное поведение. Что ж, с рассудком у тебя более чем в порядке. Прости, но ты спровоцировал меня. Уверяю, больше такое не повторится.
- Ох, Рауль, ты меня напугал, - Ясон невесело усмехнулся, высвобождая запястье, - Но я действительно нездоров.
Рауль посторонился, давая дорогу первому Консулу, но тот лишь развернулся и облокотился о стол. И прежде чем Советник успел в очередной раз извратить очевидные мотивы простого поступка, обнаженная ладонь поймала волнистую прядь. Не решаясь поднять на Ясона глаза, Рауль посмотрел туда, где у правого бедра задраенная в лайкру рука терзала молниеносно стянутую перчатку.
- О чем я думаю? - прошептал Ясон. - Прочтешь мои мысли?
Рауль не пошевелился, лишь лёгкий румянец залил его щёки:
- О... Ясон, я не умею с такой лёгкостью читать тебя, как ты играешь сейчас моими волосами.
- А я думаю, почему все так глупо выходит? Особи встречаются, соблазняются и с этого момента предаются мечтам о том, как изменят партнера в лучшую, как им кажется, сторону. Вот ты, генетик, скажи, в нас неспособность размножиться говорит или что? И ведь при этом забывают, что стоит изменениям произойти, и их партнер уже не тот, кто внушил им сердечную склонность... Ты понимаешь, к чему я веду, я надеюсь?
Рауль горько улыбнулся:
- В нас говорит твоя извечная привычка решать несуществующие ребусы... потому-то всё ТАК, - Рауль незначительно повысил голос, - выходит. Скажи, Ясон, тебе было достаточно просто знать, что Рики любит тебя? Думаю, что да, ведь ты пошёл на смерть, чтобы это выяснить. Какие тебе нужны доказательства, что я мало чем от тебя отличаюсь? Тебе нужна моя смерть или, может, обойдёмся без жертв?
- Ты и так обошелся без жертв, так что не прибедняйся. Думаю, для начала я, все же, убью тебя. Потом воскрешу и снова убью, а когда мне надоест... Удобно быть блонди, не так ли?
- Безусловно, блонди быть удобно. А когда надоест, уничтожишь навсегда, Ясон? Не проще ли мне сделать это первым? Прости, что занял твое время и за беспорядок, - Рауль повернулся и пошёл к двери.
- Немедленно вернитесь, господин Советник или я Вас разжалую!
Не оборачиваясь, Рауль бросил за спину:
- Будем считать, что я в вынужденном отпуске... Прощайте, господин Консул!
- Из отпуска возвращаются, - по-видимому, пришел, наконец, к нелегкому для себя решению Ясон и скептически хмыкнул. – Ты сам напросился.
Он прилег на стол, дотянулся до сдвоенного пульта систем безопасности и климат-контроля, а в следующий момент с торжеством взглянул в рассерженное лицо Рауля.
Тяжелая пневматическая дверь мало того, что не подумала открыться перед ним, так еще и угрожающе зашипела, когда блонди попытался устранить препятствие вручную.
- Я тебя не отпускал, - с вызовом сказал Ясон и улегся на стол.
Рукава туники заструились в потоках кондиционированного воздуха.
- Во-первых, я еще не закончил над тобой издеваться. Во-вторых, я теперь никуда тебя не отпущу, так и знай, - он закрыл глаза, и морщинки в уголках его рта разгладились.
Рауль поежился. Лицо друга до боли напоминало посмертную маску-слепок.
Принимая решение всей своей жизни после взрыва в Дана Бан, господин Ам насмотрелся на маску на всю оставшуюся жизнь.


По кабинету с шелестом летали разбросанные листы бумаги, и кроме этого звука и стука собственного сердца Рауль не слышал ничего.
Он шёл медленно, будто ступал по минному полю, будто боялся, что лежащий на столе Ясон перестанет дышать, когда он к нему подойдёт.
Но вот последний шаг сделан - Рауль протянул руку и коснулся ладони Консула:
- Ясон...
- И не смей сравнивать себя с Рики! У тебя, в отличие от него, есть мозги, сам знаешь.
Рауль наклонился над Минком, заглянув в его смеющиеся и сверкающие торжеством глаза:
- Сравнивать себя с Рики - ниже моего достоинства, сам знаешь.
- Учти, я домогаться тебя не стану, даже пальцем первый не пошевелю. Хватит и того, что я во всем остальном первый, лучший, - Ясон снова закрыл глаза, задержав дыхание, так что даже ресницы дрожать перестали.
Советник наклонился ещё ниже - Консул чувствовал его дыхание у себя на лице - и сказал тихо, почти шёпотом:
- У меня нет порочной привычки недооценивать тебя, Ясон. Пусть это делают те, кто не достоин вытирать пыль с твоей обуви, а мне позволь просто любить тебя. И, пожалуйста, выбирай выражения, подобающие случаю.
- Ах да, я порчу момент! - губы Консула дрогнули и сложились в улыбку.- Любить? Ты, боюсь, представления не имеешь о том, как это делается. Конечно, я мог бы тебе объяснить тактильно... Но будет ли это в моих интересах?
- Объяснить? Ох... Ясон, похоже, ты плохо меня знаешь. Я могу быть твоим Советником и занудой, но могу и обойтись без инструкций в вопросах, касающихся твоих интересов. Тем более, ты сам не знаешь, чего хочешь! – и безо всякого перехода. - У тебя такая прекрасная улыбка, любимый...
- Заааааааануууда, - поддразнил Ясон. - Зануда и есть.
- А ты - несносный мальчишка, - Рауль слегка коснулся подрагивающий в улыбке уголок губ Ясона, - Может, выпороть, тебя?
- Я могу разозлиться, но, пожалуй, не буду. Так как просто не вижу подходящего инструментария. Прости, но твои ладони в этом смысле выглядят несерьезно, - с этими словами Ясон переплел свои пальцы с пальцами Рауля, по-прежнему касавшимися его руки. – А, следовательно, и угрозы ничем не подкреплены.
Свободной рукой, на ощупь, глядя только в глаза Ясона, Рауль нашёл его вторую ладонь и, понизив интонацию, прошептал:
- Я никогда не говорил тебе, что люблю тебя. Потому что слова для тебя ничего не значат. Ты играешь ими, как бильярдными шарами. Скажи, что тебя заставило поверить мне?
Ясон резко сел, так что Раулю пришлось отпрянуть. Зато теперь у Консула появился отличный повод привлечь Советника к себе.
- Ты будешь разочарован, Рауль, - любимая челка зеленоглазого была безжалостно отброшена со лба. - Если я скажу, что у меня нет, и никогда не было выбора? Есть только три варианта развития событий. Моя нейрокоррекция тебя не устраивает, а твое физическое устранение не устраивает меня. Остается только смириться. Если бы я мог выбирать, я бы выбрал Рики, но я теперь не могу, как бы я ни хотел: мы с тобою созданы друг для друга, нравится это нам или нет. Мы можем противиться, - Консул перехватил высвобожденную руку своего Советника, занесенную для удара.
В глазах Рауля стояли самые настоящие слезы.
- А можем получать от этого удовольствие.
Рауль всхлипнул, когда зубы друга неожиданно прихватили его правый сосок, и еще раз - когда искусный язык ужалил сквозь тонкую ткань туники.
- Ну, ты и сволочь, Минк! - прошипел Рауль, запрокидывая голову и раскрываясь для Ясона. Так неосторожно и безрассудно! Оголённая шея, словно приготовлена была для остро заточенного лезвия - тёплая, солёная, чуть влажная кожа, а под ней бьётся пульс над ключицами: пей жизнь без остатка. Хочешь - по капле, а хочешь - большими жадными глотками.
- Не злись, тебе не идет, - Ясон лишь улыбнулся невесело. - Никогда не задавай вопрос, если не уверен, что хочешь получить на него ответ. Лгать ТЕБЕ я не стану.
Секунду спустя Рауль освободил руку от дружеского захвата, взял в ладони лицо Ясона и, будто целуя словами в губы, произнёс:
- Мне... не нужна... твоя… правда... мне… нужен… ты...
- Тогда, полагаю, все в порядке? - прежде чем Рауль успел воспротивиться, Ясон легко усадил его рядом с собой на стол, затем, подумав немного и насладившись его недоумением легко толкнул друга в грудь.
Советник вскинул руки, пытаясь удержать равновесие, но неминуемо повалился на стол, в объятии увлекая Консула за собой.
- Боишься, - сам себе кивнул Минк, седлая узкие бедра. - Правильно боишься. Я тоже боюсь... А еще мне никогда не нравились этот стол и геометрические узоры на стенах. И то выражение лица, которое ты обычно носишь при исполнении служебных обязанностей, мне не нравится тоже. С него и начнем...
С этими словами Ясон залепил обескураженному Раулю рот поцелуем.
Когда, отпустив его, Консул расхохотался, Советник решил, что сошел с ума, потому что никогда еще не слышал от друга ничего подобного.
Потом напомнил себе, что это случилось уже давно, и успокоился. Ему ли не знать, что хронические психические расстройства за давностью лет практически не излечиваются? Тем временем Ясон стянул с Рауля тунику.
- Не паникуй, - успокоил он Рауля. - Я буду нежен, насколько это возможно.
- Я наслышан... о твоей... нежности…когда Рики... верещал... под тобой... на весь Эос... - в перерывах между сумасшедшими поцелуями, выцедил из себя Рауль и сам зашёлся смехом, очень похожим на истерический. - Прости, Ясон... твоя болезнь... оказывается, заразна!
- Молчать! - Консул фыркнул, - Хоть раз в жизни не порти мне удовольствие, сделай милость! И вообще, не поминай Рики, - здесь он снова приложил Советника о столешницу в воспитательных целях. - Не то назначу взыскание.
Застежка нижнего сьюта поддалась неожиданно легко, как будто бы Ясон только всю жизнь тем и занимался, что раздевал Рауля.
- Перевернись на живот, будь так любезен.
Советник повиновался:
- Ты вежлив до тошноты. А можно мне съязвить?
- Ммм... Попробуй?
- Рики... у нас теперь божок местного значения, что его имя может звучать только из твоих уст? Позволь я помогу тебе, - и, возвратив себе прежнее положение, Рауль принялся освобождать Ясона от одежды.
Но тот жестом остановил его:
- Ты, я вижу, напрашиваешься на неприятности? Я сказал, эта тема запретна, смирись. И...я передумал. Сначала поцелуй меня.
- Мне показалось, смирение в моём лице давно наскучило тебе. Ну, что ж... изволь, пока я буду целовать тебя. Но впредь смирения ты от меня не дождёшься.
Не прерывая поцелуя, освобожденный от одежды Ясон удобно устроился у него между ног, заставляя максимально развести бедра в стороны.
- Нет, не будь так безучастен, - проворчал он, когда поцелуй закончился, пуская по телу Рауля дрожь от умелого прикосновения к трепещущей плоти. - С некоторых пор мне это совершенно неинтересно.
Рауль подался на встречу, выгнулся и простонал:
- К тебе… безучастна может быть… разве что ... могильная плита... не привередничай...
Ясон хмыкнул, демонстративно облизал поочередно три пальца, ощупал тугое колечко входа.
Почувствовав прикосновение, Рауль на секунду напрягся, но дрожь предвкушения, проложив себе уверенную дорожку от промежности к копчику, устремилась вверх по позвоночнику и рассыпалась искрами приятного покалывания во всём теле. Резко втянув носом воздух, Рауль замер и тут же расслабился, приняв пальцы Ясона внутрь, с нетерпением ожидая, когда эта мучительная игра тактильных ощущений закончится.
Как и обещал, Ясон осторожничал, но надолго его деликатности не хватило. Стоило Раулю начать получать удовольствие от процесса, пальцы были извлечены наружу.
Консулу понадобились вся его воля и здравый смысл, чтобы не сорваться.
- Рауль, милый, сейчас будет очень больно, - предупредил он одновременно с вторжением, и внутри у Советника все так и замерло от сладкого ужаса.
Какое-то время Консул не шевелился, давая партнеру время свыкнуться с болезненными ощущениями, потом резко двинулся, предчувствуя приближающуюся разрядку. Рауль поморщился, но не издал ни звука.
- Терпи, - Ясон коснулся губами взмокшего виска. – Ты сам этого хотел. Никто не обещал, что будет легко.
Да, было больно, когда Ясон погружался в горячую глубину, но эта боль тянула за собой, как иголка нитку, совсем другое, уже знакомое ощущение, такое сладкое и почти забытое, но тело, однажды познавшее его, вспоминало…
- Сейчас пройдет. Не лежи - двигайся. Еще чуть-чуть...
Повинуясь не то приказу, не то просыпающейся памяти наслаждения, Рауль сам начал медленно двигаться навстречу вторжению, пока Ясон не вошёл на всю длину.
Тогда Рауль впервые всхлипнул.
Ясон подул на разгоряченную кожу везде, куда смог дотянуться:
- Если хочешь, кричи - станет легче, - он поцеловал Рауля в губы, и Рауль, хоть и слабо, но, тем не менее, ответил на поцелуй, - Ну а как ты думал быть с первым Консулом? - пошутил Минк.
- Я не стану кричать, даже если ты будешь резать меня на куски, Ясон, и ты знаешь почему, - Рауль облизал потрескавшиеся губы и укоризненно посмотрел на друга. - Я люблю тебя, но такого удовольствия я тебе не доставлю. Не опускай меня до уровня своего монгрела, прошу тебя! И… почему ты остановился?
- Мне показалось, я не сдержал обещания и сделал тебе больно. Считаешь целесообразным продолжить? - Ясон двинулся, заставляя Рауля прогнуться навстречу. - Тогда придется все-таки покричать для меня…
- Я не привык останавливаться на достигнутом, - всхлипнул Рауль.
Когда он зубами впился в свое предплечье, лишь бы раздавить между ними собственный крик, Ясону это не понравилось.
- Либо ты посмотришь на меня, либо я за себя не ручаюсь. Стоило ждать так долго, чтобы ты по-прежнему отворачивался от меня и скрывал эмоции! Не поздновато ли Вы спохватились, господин Советник?
Рауль резко повернул голову. Из глаз его текли слёзы - то ли боли, то ли отчаянья, то ли пережитого унижения, - а крик, который Рауль сдерживал такой ценой, наконец-то вырвался на свободу.
Ясон склонился над любовником и, не прекращая яростных толчков, принялся холодными губами сцеловывать горячие слезы с его лица:
- Забудь ты о Рики хоть на минуту! - без труда прочел мысли Советника Консул. - Он не выдерживал на твоем месте и четверти часа, хотя... Если подумать, он ни разу не был на твоем месте. Нам с ним никогда не следовало любить друг друга, ты это хотел услышать? Я допустил ошибку, Рауль, признаю, но если ты думаешь, что я о ней пожалею, то черта с два!
На этот раз Ясон посмотрел Раулю прямо в глаза, в которых Рауль увидел ответ, почти вызов.
- Я не нуждаюсь в твоём сожалении! Я не хочу, чтобы ты видел во мне Рики и ждал от меня его реакций!
- Тогда не смей уподобляться ему в глупости! - лицо Ясона приобрело хищное выражение и как будто окаменело, когда он буквально выдохнул эти слова любовнику в губы, на ощупь найдя рукой его член. - О каком сожалении ты говоришь, когда я до спальни шесть шагов не в состоянии сделать, так хочу тебя прямо здесь и сейчас?! Рауль, опомнись! Не разочаровывай меня.
В ответ Советник судорожно обнял Консула обеими руками и больше не сдерживал себя, кончая, не гасил вырывающихся криков, лбом уткнувшись в плечо изливавшемуся в него Ясону.

- Ох уж эта твоя отвратительная манера все портить! - ехидство в голосе первого Консула Амои существенно контрастировало с истерической нежностью прикосновений. - Ты никогда не научишься смотреть мне в глаза?
Спохватившись, что досада в его голосе более чем явная, Ясон встал, подавая руку Раулю.
- Говорю же, - светским тоном заметил он, с преувеличенным вниманием разглядывая стену за спиною любовника. - Не нравится мне этот узор. Ну что? - тряхнул тяжелыми волосами. - Рабочий стол осквернили? Теперь можно и в спальню?

***

На Амои было четыре часа утра, когда Катце подогнал автомобиль к черному ходу резиденции первого Консула в Апатии. Не дождавшись Ясона в условленное время, бывший фурнитур, и без того нервничавший сверх всякой меры, разволновался еще сильнее.
Согласно полученной инструкции по истечении пяти минут, отведенных на форс-мажорные обстоятельства, Катце поднялся – благо, знал, куда – в личные апартаменты господина Минка.
Проник в спальню через незапертые двери и…
Обомлел.
- Ты кстати. Планы меняются, - Ясон, одетый как для инспекции военных дроидов – скромно, но со всеми опознавательными знаками, соответствующими консульскому статусу, как раз взвалил на плечо запутанного в простыне упирающегося Рауля.
Взметнувшиеся волнистые локоны цвета червленого золота не оставили сомнений при идентификации не в меру подвижного свертка.
- Минк, дай поспать, будь же ты человеком! – донеслось сквозь шуршание простыней.
- От блонди слышу! – Ясон улыбнулся, вспомнив, как неохотно Рауль расставался с этой опасной формулировкой в юности - так и не расстался, стало быть? - все таскался за преподавателем словесности с учебником биологии и втолковывал что-то про соотношение категорий «вид» (homo sapiens) и «подвид» (blondie perfectum).
Что ж, он всегда был странным, его зануда Рауль.
Думая так, первый Консул любовно похлопал свое «беспокойное хозяйство» по пятой точке, за что сейчас же получил от сонного Советника в нос. Конечно, ненароком, но оттого не менее больно.
Глядя на все это, Катце с трудом удалось удержаться от улыбки.
- Что стоишь, ухмыляешься? Помог бы лучше! – Ясон нахмурился и, коснувшись ушибленной переносицы, в смущении пояснил:
- Не знаю, что с ним – не могу добудиться.
У Катце сделалось ТАКОЕ лицо…
Словом, в следующий момент Ясон был морально готов к тому, что его бывший фурнитур выгнет золотистую бровь, сломает четко очерченный рот в очередной непристойной ухмылке и предположит с демонстративно невинным видом что-нибудь вроде «Это любовь?»
И тогда первому Консулу Амои останется только признать, что при любовных угарах общепринятые средства реанимации – увы! – бессильны.
- Это нервное, - сказал Катце.
- Что? – встрепенулся Ясон.
- Похоже на последствия сильного стресса.
Минк вспомнил, что намедни Рауль краснел то и дело, как девственник (а может, и впрямь?) и подумал, что рыжий не так уж далек от истины.
- Осмелюсь напомнить, Ясон-сама, что время не ждет.
- Да, - первый Консул кивнул.
К нему вернулась его обычная собранность.
– Тогда нам стоит поторопиться последовать намеченному плану, не так ли?
- Что мне делать? – Катце чуть склонил голову – данность неистребимой фурнитурской привычке.
- В гардеробной вещи, которые я приготовил для господина Ама. Захвати их. Рано или поздно Раулю придется придти в себя, и тогда ему нужно будет во что-то одеться…

* * *
Никогда еще дорога к космопорту не казалась первому Консулу такой бесконечной. За окнами автомобиля кровавилось рассветное небо. Рауль, в которого Ясон зачем-то вцепился двумя руками, доверчиво к нему жался и то и дело шептал во сне бессвязные милые глупости.
Не успел Консул порадоваться тому, что никто их такими не видит, как поймал странный взгляд Катце в зеркале заднего вида. Чтобы поднять экран, достаточно было просто дотянуться до встроенного пульта рядом с ручкой на дверце. Вместо этого Ясон спросил:
- Хочешь что-то сказать?
- Хочу, - Катце выдержал паузу. – Вам очень к лицу эти новые наплечники с демонтированными коммуникаторами, Ясон-сама. И этот партнер Вам тоже очень к лицу.
- С каких это пор ты распускаешь язык? – Минк мысленно снял с полки медаль «за сдержанность», услышав свой спокойный голос со стороны.
Следовало привыкать, что отныне его бывший фурнитур – не преданный слуга, а потенциальный элитник, оказавший бывшему хозяину услугу по старой памяти.
- Вот это передашь Гаю, - Ясон протянул Катце папку с давешними бумагами, которые тот сейчас же посмотрел. – Думаю, нет смысла медлить. Более удачного момента не будет.
- Хорошо, - рыжий улыбнулся. – Я выскажу Ваше мнение. Ну… Счастливого пути?
Через час бывший фурнитур уже входил в ничем не примечательный с виду подвальчик Цереса, на прощание обескуражив Ясона неформальным «До скорой встречи»…

* * *

Заставив друга проглотить ядовито-красную капсулу посредством переливания дистиллированной воды изо рта в рот, Минк какое-то время безуспешно сражался с автопилотом персонального космолета.
- Что это было? – после вынужденного поцелуя, как ни странно, Советник быстро пришел в себя и тут же вскочил на ноги.
- «Икра заката».
- Что, прости?
- Оральный препарат, разработанный специально для погружения блонди в анабиоз. Действует на манер «Черной луны», отличается лишь способом применения.
- Что?! Где мы? Что, ради Юпитер, вообще происходит? – всполошился Рауль.
Ясон на секунду отвлекся от изнасилования системного пульта:
- Путешествие, милый, старая добрая терранская традиция, помнишь? Двое признаются друг другу в любви, а потом собираются и…
- Перестань нести чушь! На Терре пары были разнополые!
- И что с того?
- А то, что ты первый Консул Амои, а я твой Советник, и у нас есть обязанности!
- А я думал, что я, прежде всего, твой любимый человек, а ты - мой.
- Так и есть, - Рауль поцеловал Ясона в макушку. – Но это еще не все наши статусы! У меня сегодня ученый совет. Покатались, и хватит, поворачивай обратно, любимый.
- Ты же в вынужденном отпуске, забыл? И я заодно.
- Ясон, ты меня пугаешь. Ты – номер один, я – твой вице. Кто осуществляет контроль, пока мы заняты здесь друг другом? Позволь напомнить, что другие блонди предназначены исключительно для подчинения, они не запрограммированы на исполнение представительских функций, и, следовательно…
- А никто и не говорит о блонди, - Ясон с тяжким вздохом потер переносицу, оттягивая неприятный разговор. – Жизнь внесла свои коррективы, Рауль. Как это ни прискорбно, но она оказалась значительно сложнее и сильнее, чем я предполагал.
- Что ты имеешь в виду? – растерялся Советник. – Постой-ка, ведь Юпитер никогда бы не отпустила обоих сразу, стало быть, она не в курсе?! О! Ясон, но это же…
- Предательство, - подсказал Минк. – Ты лучше присядь.
Рауль почему-то беспрекословно послушался.
- Пока мы здесь с тобой отдыхаем, на Амои готовится государственный переворот.
Рауль побелел так, что губы перестали быть видны на его лице.
- Спокойно, Ам. Все, что там происходит, происходит с моей подачи.
- То есть как?! Ничего не понимаю!
- Оно тебе и не надо, - Минк нежно улыбнулся – загадочно и примирительно. – Как только монгрелы вдоволь насладятся своей свободой, им снова понадобится сильная власть. Тут-то мы с тобой и объявимся.
- Но как же Юпитер? Как же все остальные? Я действительно не понимаю! – разнервничался Рауль. Внезапно зрачки его расширились от ужаса. – Твои наплечники, Ясон! Она найдет нас!
- За кого ты меня принимаешь? – оскорбился господин первый Консул. - Само собой, я демонтировал коммуникаторы. Мы с тобою вне зоны риска. Юпитер все заранее предусмотрела. Либо монгрелы, либо мы. Я лишь извлек из неизбежной катастрофы максимальную пользу, искусственно ускорив процесс. Тело блонди не случайно рассчитано на полувековое существование, но я нашел решение – анабиоз. Я выиграл десять лет, Рауль, и я хочу провести их с тобой. А прямо сейчас я собираюсь хорошенько выспаться, так, чтобы на всю оставшуюся жизнь хватило. И ты должен будешь согревать мою постель, потому что отказа я не приму.
- Но Ясон…
- Никаких «но»! – рассердился Минк, – Если хочешь, ты волен вернуться, конечно, теоретически, но… Кто тебя отпустит? Я уже однажды терял существо, ставшее для меня всем. И я не повторяю ошибок, ты знаешь, - здесь он ухмыльнулся. - Я их просто не допускаю, как правило.
- Но Ясон, если бы я не пришел к тебе вчера…
- …То я бы прислал за тобой сегодня. У тебя просто дар вмешиваться в самый неподходящий момент и путать все мои планы! Стоп, – Консул нахмурился. - Ты что, думаешь, я смог бы оставить тебя в беде? – он с вызовом посмотрел на Советника. – Хорошего же ты обо мне мнения!
- Прости, - Рауль закрыл лицо руками, из-за чего его голос прозвучал еще более глухо. – Я теряю тебя? Что мне сделать?
- Прекрати! - Ясон поморщился перед признанием, как будто бы надкусил неспелое яблоко. – Как потеряешь, так и найдешь. Куда я от тебя денусь с космического корабля? Однако, мне казалось, что ты не из тех людей, которые с головою бросаются в омут любви, не обдумав последствий.
- Я обдумал! – взвился Рауль. – У меня на это было безрадостных тридцать лет, если хочешь знать!
- Тогда чего же мы ждем? – не мудрствуя лукаво, господин Консул привлек к себе новоявленный любовный трофей. – «Икра заката» подействует только на следующие сутки. А когда мы вернемся на Амои, вакцина будет готова.
- Вакцина?
- Доверься мне, хорошо? Я никому не позволю причинить тебе вред. Просто люби меня, раз уж ты можешь.
- Могу. Люблю. Доверяю, - Рауль улыбнулся Ясону в губы. – Скажи, что это не сон!
Господин первый Консул рассмеялся:
- Это не сон, нет, всего лишь погрешность, допущенная при восстановлении моей ДНК, и позволившая мне открыто проявлять свои чувства в дальнейшем.
С этими словами он завладел губами Рауля, и Советник потерял нить разговора, растворившись в приятных ощущениях.
Естественно, автопилот справился с обработкой запроса, как это водится за бесчувственной техникой, в самый неподходящий момент.
- Вот ведь консервная банка! – Ясон поджал губы при взгляде на встроенный в панель управления дисплей. – Хотел показать тебе Терру и астероидное поле…
Советник рассмеялся при виде Консула, мечущегося по рубке в развевающемся плаще.
- Ну что смешного? – вконец обозлился Минк. – Да! Все приходится делать самому. Даже в любви признаваться. Не каждый же день симпатичные монгрелы себя предлагают. Я почти смирился…

Зеленые глаза недобро сверкнули. Рауль резко прильнул к Ясону, соприкасаясь бедрами, когда услышал подозрительно знакомый и наглый голос:
- О, чертов блонди!
- А вот и ты!
Боясь обернуться, Советник заглянул в глаза любимому Консулу. Минк чуть не лопался от самодовольства.
- Но как?! Ты его в пробирке на заднем дворе выращивал, что ли?
- Во-первых, мне нужен был хороший пилот, на которого можно было бы положиться, - Ясон стал загибать пальцы для наглядности, столько детской обиды было в любимых зеленых глазах. – Во-вторых, - заложник, но вот здесь я, боюсь, просчитался - опоздал. В-третьих… - он понизил голос до интимного шепота. – Ты как будто меня не знаешь! Естественно, первое, чем я занялся по окончании реабилитационного периода – восстановление своего любовника.
- Но зачем?! Зачем тогда тебе я? – заблестел глазами Рауль.

- Какие-то проблемы? – спросил цересский наглец.
- Мы с господином друг друга слегка недопоняли, - повысил голос Ясон. - Займись тут.
С этими словами, обнимая упирающегося друга, Консул переместился в кают-компанию.
- Немедленно прекрати! – напустился на Советника он. – Для меня Рики мертв. У парня полностью стерта память.
- То есть как, стерта память? – растерялся Рауль.
- Молча. Я просто не стал ее восстанавливать.
- Я отказываюсь понимать тебя, Ясон!
- Ну и ладно, - Консул пожал плечами. – Чтобы любить, понимать не обязательно.
- То есть ты хочешь сказать, что предпочел меня ему? – уточнил Рауль.
- Ты сильно расстроишься, услышав, что мне просто не хотелось повторно портить парню жизнь? – Минк запустил пятерню в волнистые волосы и, не особенно рассчитывая на добровольное согласие, все-таки надавил на затылок Ама.
- Позволь мне тебе не поверить, - Рауль упирался недолго – вскоре его хищно изогнутые губы уже стремительно приближались к лицу Ясона, но тот вдруг в самый последний момент отстранился:
- Тебе - все, что угодно!

*Большой интерес представляют и исследования асоциального (агрессивного) и просоциального поведения, предпринятые психологами этого направления. Так, Д.Доллард разработал теорию фрустрации (фрустрация – дезорганизация поведения, вызванная невозможностью справиться с трудностями). Теория Долларда утверждает, что сдерживание слабых проявлений агрессивности (которые явились результатом прошедших фрустраций) может привести к их сложению и создать очень мощную агрессивность. Согласно этому мнению, возможно, что все фрустрации, которые переживаются в детском возрасте, могут привести к агрессивности в зрелом возрасте. В настоящее время это широко распространенное мнение считается спорным. (Тем более, что ряд исследователей доказывают невозможность воспитания и развития детей без каких-либо фрустрационных ситуаций. Так, подсчитано, что ежедневно каждый ребенок дошкольного возраста переживает около 90 фрустрационных ситуаций в семье и в детском саду, но только небольшое число этих фрустраций могут привести к агрессивному поведению.)

(с) Свобода тела
Sizuna

Отредактировано Sizuna (2009-04-09 21:47:50)

0


Вы здесь » Две луны » Фанфикшен » All by myself Аи но кусаби. NC-17, Ясон-Рауль


Создать форум © iboard.ws